ictoruljevich08 (ictoruljevich08) wrote,
ictoruljevich08
ictoruljevich08

Category:

Я, Хармс и его портрет

Константин Алтунин. Портрет Хармса



 У меня на видном месте висел Хармс. 
То есть - его портрет, но очень самостоятельный, поэтому мы звали его Хармс. 
Он молчал, но если я позволял себе в жизни лишнего (глупости, беспорядка или бездарной писанины) - отворачивался вместе с рамой к стенке. 
Или начинал тускнеть и покрываться трещинами, а я расплачивался головной болью и несбриваемой щетиной.
Я переворачивал Хармса на правильную сторону и каялся.
Он был необидчивый: живые цвета возвращались на щёки, а живописные трещины, или по-умному - кракелюры, исчезали. 
Так мы и жили: дружно, но весело.

Но однажды в квартире мы отмечали защиту диссертации приятеля, потому что он через свою диссертацию, конечно, хором не нажил. 
Что-то про "высокомолекулярные необратимые реакции в условиях температурно-избыточных аномалий" (про наше лето - в общем!) 
Было много чужих, и я, кажется, до утра блистал остроумием.
Хармс отвернулся и наказал меня отёчностью и слабовидением, предварительно почему-то сменив пиджак на похоронный фрак.

Я тоже пошёл на принцип: приклеил края портрета скотчем, чтобы он не смог уворачиваться.
И ещё добавил: "Не рой другому яму!" - сказал Рой Медведев, взойдя на Фудзи-яму".
Хармс затих, и я решил, что он смирился.

Но однажды заметил, что мои швейцарские часы фирмы "Гильденстерн и Розенкранц" стали плавится. 
Сначала погнулись стрелки, хотя продолжали по-швейцарски точно указывать кончиками время, но выглядели, как два серпа. 
Это меня огорчило, но правильное время пока устраивало. 
В одно утро, проснувшись, я увидел, что половинка часов начала стекать со столика, как у Дали. 
Я даже расковырял чудо заграничной механики, чтобы убедиться, что не обманули швейцарцы и не подсунули пластик в московскую жару. 
Но часы показывали точно, а выгибаться обратно не желали. 
Проклятые стрелки успевали выгнуться в обратную сторону, чтобы без потерь обойти двенадцатидольный круг.

Я пошёл к Хармсу разбираться. 
Портрет был на месте, приклеенный скотчем, но изображение повернулось спиной!..

Я просил у портрета прощения и обещал вытирать пыль чаще. 
Хармс повернулся, но часы перестали ходить.
"Розенкранц и Гильденстерн" мертвы, а рок-н-ролл - нет!" - сказал я, и мы с Хармсом помирились.
Tags: Хармс, проза, юмор
Subscribe

  • Частица нашей любви

    - Мне нравятся твои волосы, - тихо произнёс он, оглядывая меня с ног до головы. - Можно взять немножко?.. Я испугалась: он погибал от гемофилии…

  • Дом инженера Ипатьева

    Девочки меня беспокоят. Говорят, что здесь гадко пахнет. Настюша жаловалась, что у неё опять украли платок. Как это мелко и подло - красть платок…

  • Зазеркалье прошлого

    После разлива водохранилища чего только не прибивало к нашей заводи. Стулья, одежду, размокшую иконку - вещественную память повседневной жизни.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments