Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

С Новымъ Годомъ!



Всех моих любимых, дорогих друзей поздравляю
и желаю большую корзинку счастья (всё включено)!

В подражание Серебряному Веку

Стояли двое у окна, какъ прежде,
Въ послѣднихъ искрахъ декабря,
А за окномъ пушистые надежды
Кружились въ свѣтѣ фонаря.

Частица нашей любви



- Мне нравятся твои волосы, - тихо произнёс он, оглядывая меня с ног до головы. - Можно взять немножко?..
Я испугалась: он погибал от гемофилии и уже, кажется, начинал терять связь с действительностью.
- Придёт время, когда люди научатся побеждать болезни и оживлять мёртвых. Тогда они найдут наши волосы вместе.
Наши глаза встретились, и я вдруг поняла, что он искренне верит в то, что говорит.
Взяв отрезанную прядь моих волос, он с трудом поднёс их к губам, улыбнулся и медленно прикрыл веки.
Улыбка сошла с его лица.

Наревевшись и чуть придя в себя, я первым делом отстригла кусочек его волос.
Когда-то наступит и мой черёд.

Дом инженера Ипатьева



Девочки меня беспокоят. Говорят, что здесь гадко пахнет.
Настюша жаловалась, что у неё опять украли платок. Как это мелко и подло - красть платок у ребёнка.
Алёша стал совсем вялый - даже на прогулку не ходит. Сашенька пытается держаться, но я вижу, как она страдает из-за него. Он слаб и передвигается так, что нельзя смотреть без жалости.
Хотя доктор говорит, что пока ничего критического нет.
Кроме нашего положения, критического почти что и нет.
Жутко тревожат ночные пьянки и вопли за стеной, а так - ничего критического.
Опять кто-то вошёл без спросу...

- Гражданин Романов, немедленно собирайте семью.
Из-за возможного артобстрела все должны спуститься в подвал.

Зазеркалье прошлого



После разлива водохранилища чего только не прибивало к нашей заводи.
Стулья, одежду, размокшую иконку - вещественную память повседневной жизни.

В один жаркий день я решил выкупаться.
Прогулялся в гордом одиночестве до склонившихся к воде ив. Нашёл живописную тень, скинул одежду и с разбега нырнул в спокойную воду.
Я люблю долго плыть под водой - пока хватает воздуха. И выныриваю на последнем дыхании.
Открыв глаза, я порядком испугался, увидев прямо перед собой своё лицо.
Что это - сон или галлюцинация?
Но затем осознал, что это - старинное зеркало, торчащее из воды.
Я смотрел на покачивающееся отражение и думал: "Кто же смотрелся в это зеркало меньше года назад?
И куда подевалась с чьим-то росчерком пера семья из утонувшего русского города Калязина?.."

Ветер




Хоган весь лучился дружелюбием. Его мясистое лицо было красно и добродушно.
Он чуял удачу и был не прочь после победы получить хорошие дивиденды.
- Послушайте, Кларк. У вас очень простая задача: переводить русского по кличке Ветер. Сейчас у него в пиджаке жучок. Нам удалось прикрепить его в кафе.
Вводная следующая. Есть ребёнок-гений. Его зовут Айвен. Айвен Ситкин - русского происхождения. Сейчас он в квартире АНБ на 13-ой улице, но мы скоро его перехватим.
Проблема в том, что Ветер собирается первым отобрать ребёнка. Вы внимательно слушайте и переводите. А мы отправляем туда спецгруппу.
Кларк всё понял. В ЦРУ работали понятливые сотрудники.

Кларк родился полной противоположностью Хогану: худой, невысокий, бледный и флегматичный.
По-настоящему в жизни его занимала только радиоаппаратура и чёртова дюжина славянских языков.
Поэтому он с удовольствием, без спешки, настроил микрофоны, приёмники и шумоподавители.
Слышимость вполне удовлетворяла Кларка. Судя по всему, русский подъехал на такси.


Collapse )

Процедура



Всё должно быть по высшему разряду!
Именно поэтому и поручали это дело мне - Джонатану-Золотые руки.
А я знал своё дело туго.

Шеф, как всегда, дал напоследок "мудрый совет":
- Этот человек стоит сто миллионов долларов. Его зовут Си Си Лейкер.
Клиент должен цвести и пахнуть.
Это означало, что, окажись что не так - с меня спустят тринадцать шкур,
и пустят голого побираться в Африке.

Collapse )

Осенний блюз



Шумел кипящий водопад,
а радуга нас обнимала;
Зелёный мох был сыроват,
но мягок, и - снимал усталость.
Гора стремительно взлетала
и обрывалась резко вниз,
Оставив узенький карниз.
где и для кошки места мало.
Разбрызгивала краски осень,
Смолистый запах возле сосен
кадил и сразу опьянял.
Здесь каждый чувствовал себя
листком в ладони ноября,
И выразительно молчал,
любя.